ОВРАГ ОКАМЕНЕВШИХ ОВЕЦ

Текст легенды изложен с минимальными изменениями синтаксиса и пунктуации оригинала

(оригинал)

Источник: Легенды Крыма / В.Х. Кондараки. — Москва : тип. В.В. Чичерина, 1883. — 100 с.; 22.

На Керченском полуострове, богатом древними знаменательными памятниками и развалинами давно минувших веков, существует овраг, именуемый до настоящего времени местными татарами хой-таш-дере или овраг окаменевших овец.

Овраг этот или проще русло реки проходит по соседству деревни Хызыл-хую и очень хорошо известен туземцам Крыма легендою, Бог весть кем придуманною, вероятно потому что в овраге этом встречается значительное число камней, которые издали имеют сходство с отарою белых овец, в средине которой возвышается и фигура пастуха, как будто предавшегося дремоте, после утомительной прогулки. Легенда эта следующего содержания:

„У одного богача, до крайности доброго и благочестивого, была единственная дочь, которою он дорожил выше всего на свете. И как было не дорожить таким существом, которое от всей души предано было отцу, которое предупреждало все его желания?

В один вечер старик заметил, что прекрасные глаза любимой дочери его полны грусти.

— Что с тобою дитя мое? спросил отец с сердечным волнением.

— Я и сама не знаю, что делается со мною с той минуты, когда ты ввел к нам Бекира. Его голос проник в мое сердце и в нем живет; его взгляд взволновал мою кровь; его стан рисуется предо мною постоянно — словом я день и ночь думаю о нем и в нем мне чудится рай со всеми его блаженствами.

— Понял, дочь моя, ты желаешь, чтобы Бекир был постоянно с тобою, чтобы его уста прикасались к твоим, чтобы он гладил твои коски, чтобы ты слышала его голос.

— Да, да отец мой, ты угадал тайные желания моего сердца. Мне и самой кажется странным, почему оно желает этого.

— Все девушки в твой возраст, подвергаются подобной болезни. Так уж назначено им от Аллаха.

— Ты сказал, что это болезнь? значит есть средство от неё излечиться?

— Есть, дочь моя, если только ты пожелаешь.

— Нет, отец мой, болезнь эта такая приятная, что я не хотела-бы лечиться от неё.

— В таком случае мне приходится поскорей выдать тебя замуж, чтобы удовлетворить требованиям твоего доброго сердца. Ты знаешь, что грусть твоя вдвойне печалит меня.

При этих словах красавица Алиме бросилась в объятия старика и начала ласкать его седую бороду.

Три дня спустя нарочно посланные глашатаи собирали всех почетных жителей крымского ханства на свадьбу единственной дочери Адиль-бея. Всем объявлялось, что отец жертвует для угощения гостей половину всего своего состояния и что каждому посетителю поднесется дорогой подарок. И действительно все прибывшие пировали в продолжении сорока дней и ночей.

По окончании пира Адиль-бей пригласил новобрачных и спросил у них, что они желают получить от него для обеспечения своей будущности?

Бекир, которому известно было все состояние тестя, научил жену свою потребовать от него решительно все до последнего ковшика.

Адиль-бей не противоречил дочери не единым словом и отдал все, за исключением веника и гребешка, оставленных стариком для своих надобностей.

На следующий день новобрачные решились переселиться в Керчь, чтобы не кормить престарелого отца, полученным от него имуществом. Адиль-бей не только обиделся против такой неблагодарности, но изъявил даже желание сопровождать дочь свою до места первого ночлега, чтобы еще раз -обнять их и призвать милости всемилостивейшего Аллаха.

К вечеру обширный караван, сопровождаемый бессчётною отарою овец, пришел и расположился на ночлег в овраге, именуемом ныне Хой-таш-дере. По распоряжению доброго отца из соседних поселений принесен был огонь и всевозможные яства для почтенных гостей. И снова музыка загремела. Танцы и угощения возобновились.

На утро проснулась Алиме и застучала в ладоши. На зов её явились служанки.

— Умыться — сказала она.

Когда приказание это было удовлетворено, она потребовала гребешок причесаться, чтобы выйти к мужу в приличном виде; но увы в приданном её не оказалось гребешка. Это до того возмутило Алиме, что она начала рвать на себе волосы и самым отвратительным образом ругать и проклинать доброго отца.

Пораженный такою вопиющею неблагодарностью, несчастный Адиль-бей бросился в палатку новобрачной и пав на колени с поднятыми к небу руками рыдая произнес:

— Да постигнешь бесславие того отца, который думает в дочери найти частицу своей крови! Тебя-же неблагодарное создание за твои дерзкие слова предаю в руки шайтана и умоляю Аллаха, чтобы он превратил на этом месте тебя с мужем и со всем моим имуществом в обломки скал для назидания будущих поколений!

Не успел он произнести этих слов, как весь караван исчез с лица земли, а на месте его появились кучи камней. С того времени овраг этот назван туземцами Хой-таш-дере или оврагом окаменевших овец.

Источник: Легенды Крыма / В.Х. Кондараки. — Москва : тип. В.В. Чичерина, 1883. — 100 с.; 22.

Author: slserg

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

четырнадцать − 2 =