ПЛАЧУЩИЙ КАМЕНЬ. *)

*) Татаре называют его Хутурлу-таш т. е. бешеный или паршивый камень.

Текст легенды изложен с минимальными изменениями синтаксиса и пунктуации оригинала

(оригинал)

Источник: Легенды Крыма / В.Х. Кондараки. — Москва : тип. В.В. Чичерина, 1883. — 100 с.; 22.

У подножья Байдарских ворот, известных в Крыму величественным видом на море и разнообразные скалистые выступы Яйлынского хребта, — до настоящего времени существует маленькое селение Мухалатка, а за ним урочище Кастропуло, сохранившее следы некогда бывшего христианского поселения с крепостным замком, воздвигнутым над высоким отвесным берегом моря, вследствие чего вероятно и называлось Кастропуло т.е. крепостцою.

Урочище это, изрезанное глубокими оврагами и выдвинувшими черными шиферными буграми, носит отпечаток страшной деятельности вулканических сил: кругом покоятся развалины огромных известковых гор в виде округленных масс, как будто предназначенных в боевые снаряды против злых шайтанов.

Такая величественная картина величавой деятельности огненных сил между морем и громадными серыми отвесами Яйлы, производит ужасающее впечатление на непривычный глаз. Даже туземцы не равнодушно пробираются по тропинкам этой местности, в особенности в осенние и весенние ветреные дни, когда ураганы заставляют трещать и ломаться вековые деревья.

Относительно причин, вызывающих эти страшные бури, у местных поселян придумано было, как бы в назидание или утешение людям, множество легенд, которые передавались старухами даже в мое детство в Кикенеизе и Алупке; но теперь они или совершенно забыты или признаны за бессмысленные сказки людьми, заинтересованными материальными благами.

Мне помнится только, что бури эти, по их мнению, ежегодно в урочные дни отправляла природа как тризну на намять преждевременно погибших благодетелей человеческого рода; но к сожалению я не могу припомнить всех подробностей этих поэтических эпосов, исполненных игривой фантазии впечатлительной натуры древнего грека.

В памяти моей сохранилось предание о чёрном камне, лежавшем невдали от тропинки, ведущей из Кастропуло в Мухалатку и то только потому, что мне лично прошлось ночью слышать какие-то неясные звуки, исходящие на непрерывные и протяжные стоны умирающего человека **). Стоны эти, по словам туземцев, раздаются искони в известный час безлунной ночи, вследствие чего камень этот назван камнем стонов или плачущим. Но так как первобытному жителю этой местности необходимо было объяснить детям причины такого непонятного явления, то надо было создать назидательную повесть, в которой проявилось бы влияние карающей руки Провидения за препреступные деяния.

Легенда эта по-видимому отнесена к временам архиепископства на южном берегу Св. Иоанна Готтского, потому что начинается следующим образом:

”В то блаженное время, когда между нами постоянно находился святой митрополит, когда он освящал своими босыми ногами наши тропинки, соединяющие одно селение с другим; когда он своеручно окроплял наши хижины святою водою и вносил в них священные запасные дары — одна из злых женщин, которую святитель постоянно обличал в безнравственно-преступных поступках, решилась избавиться от него навсегда. Для достижения задуманного, она, узнав что митрополит нередко проходит по ночам из Мухалатки на Ай-тодор, в одну темную ночь засела, около тропинки, под кустом с дубиною в руках. Цель её была поразить митрополита внезапным ударом по голове.

Угодник Божий, не подозревая подобного замысла, по обыкновенно шел медленным шагом по известной ему дорожке но как только поравнялся с кустом получил сильный удар в плечо.

”Ай, да окаменеешь злодей! невольно вырвалось у него с языка – и он упал на землю, лишившись чувств.

На следующий день жители ближнего селения перенося архипастыря к себе, заметили за кустом большой почерневший камень, которого здесь не было раньше. Откуда и каким образом он появился? вопрошали они друг друга, но впоследствии когда святитель рассказал о происшедшем и народ догадался, кто мог совершить такое коварное посягательство на жизнь святого старца, все единогласно предали виновницу анафеме с тем чтобы прах ее никогда не подвергся тлению и чтобы непрерывными стонами напоминал прохожим о страшном злодеянии.

С той поры камень этот в урочный час мрачной ночи начинает свою скорбную песнь, которая по мнению рассказчицы, прекратится только тогда, когда настанет день страшного суда и когда грешный дух блудницы повергнут будет в пламень ада.

Источник: Легенды Крыма / В.Х. Кондараки. — Москва : тип. В.В. Чичерина, 1883. — 100 с.; 22.

Author: slserg

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

пять × 3 =