ФИАЛКА И ГВОЗДИКА

Текст легенды изложен с минимальными изменениями синтаксиса и пунктуации оригинала

(оригинал)

Источник: Легенды Крыма / В.Х. Кондараки. — Москва : тип. В.В. Чичерина, 1883. — 100 с.; 22.

Какие из диких цветов могут сравняться запахом с дикою фиалкой и садовой гвоздикою? Туземцы Крыма говорят, что никогда не было и не будет запаха приятнее этих цветов; что аромат их дает понятие о красоте, блаженстве и прелести загробной жизни.

„Если б не было этих восхитительных цветов — говорила мне одна молодая гречанка — я быть может не чувствовала бы той привязанности к жизни, которая оживляет меня. Когда я вдыхаю в себя запах фиалки, мне представляется мир неизъяснимым торжеством, в сиянии неизъяснимого блаженства; когда же мне подают букет махровых гвоздик, я погружаюсь в какое-то упоительное беспредельное наслаждение, которое не в состоянии выразить наш грубый язык. Говорят что чувство это не может сравняться даже с первым поцелуем той особы, которая любима всеми силами души“.

Армянки и татарки с особенным удовольствием воспитывают эти нежные растения перед окнами своих жилищ и по целым иногда часам всматриваются в их бархатные лепестки. Преклоняясь к ним, чтобы вдохнуть живительный аромат, они тихо вздыхают; но о чем? О чем-то восхитительном, о чем-то, чего не существует в мире, о чем-то таком, которое могло бы вечно восхищать душу и сердце. Бедные девушки! напрасны ваши вздохи, потому что нет в мире ни единого разумного существа, которое и сегодня и завтра могло бы услаждать вас таким отрадным чувством, которое доставляет вам обоняние очаровательной фиалки или бесподобной гвоздики.

Для кого и каким образом создались эти восхитительные цветы? Неужели для животных, которые беспощадно обходятся с растениями? Этого не может быть. Ясно, что фиалка и гвоздика созданы не под влиянием одной потребности насытить теленка или голодную лошадь.

Подобные идеи невидимому зарождались очень часто в головках любительниц цветов и послужили основанием старухам придумать подходящую легенду. Вот содержание её:

„В одном дворе жили две девицы одного возраста смуглые от природы. Они никого не могли прельстить своею наружностью, но все, кто знал их, считали их за два добродетельнейших ангела. Весь день они проводили в трудах, содействуя бессильным или слепым одиноким старушкам в мытье белья и приготовлении пищи. Покончив это, они отправлялись на ночь к больным и употребляли всевозможные усилия забавлять их и делать угодное.

Но так как не всегда этим добрым девушкам приходилось подымать с постели больных, то они повергались в уныние и не редко проливали слезы в сознании своего бессилия.

— Ах Фиалка — говорила одна подруга другой — если б мне пришлось бы найти на наших лугах такой ароматичный цветок, запах которого превосходил бы все существующие ароматы, я была бы уверена, что многие из молодых больных наших не умирали бы. Ох, как печально закрывать на веки глаза начинающим жить!

— Мне также не редко приходила эта мысль — отвечала Фиалка. И в самом деле, что может быть приятнее для человека, когда он дышит чем-то таким, которое с упоением проникает в его душу и тело. Я тех же убеждений, что если б нам удалось найти цветок с очаровательным запахом, мы спасли бы многих от преждевременной смерти. Знаешь, что Гвоздика, пойдем когда-нибудь в наш лесной грот и попросим от чистого сердца добрых духов, чтобы они указали нам, где растут такие прелестные цветы?

— Я последую за тобою не только в грот, но и повсюду, куда ты меня позовешь. А помнишь ли ты, что в грот с просьбами ходят только однажды в год и именно тогда, когда день и ночь уравниваются.

— Помню, помню моя дорогая Гвоздика, а так как до этого времени не приходится долго ожидать, то мы начнем заранее молить Бога, чтобы он посодействовал нам в благих намерениях.

Несколько недель спустя наступил ожидаемый подругами день. Пробудившись с рассветом, они тщательно омылись и, надев чистое белье, стали на молитву, которую не прерывали до той минуты, пока не наступило время идти в волшебный грот. Тихая ночь и яркое сияние небесных звезд служили неразлучным подругам единственными проводниками к месту, куда не решались подступать храбрейшие из молодых людей. Без малейшего страха они вступили в мрачную пещеру и поверглись на колени.

Ровно в полночь, пред Фиалкой и Гвоздикою, в светлом сиянии, предстала в величественной красоте молодая женщина и, возложив на головы их свои прелестные руки, скачала тихим очаровательным голосом:

— Милые дети, ваши добрые желания приняты мною с удовольствием и будут исполнены с наслаждением. Обещаю вам обеим, что там где вы наступите ногою будут появляться пахучие травы, а там где вы присядете, вырастут два различные цветка с самыми упоительными запахами, за которыми навсегда сохранятся ваши имена. Лишь только замерли эти слова, в гроте по прежнему стало мрачно и темно. Обрадованные подруги возвратились домой и с той норы у всех призираемых ими больных комнаты наполнялись чудесными ароматами каких-то никому не знакомых цветов, которые названы были Фиалками и Гвоздиками.

Источник: Легенды Крыма / В.Х. Кондараки. — Москва : тип. В.В. Чичерина, 1883. — 100 с.; 22.

Author: slserg

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

4 × 4 =