ПИСЬМО МАГОМЕТУ

Текст легенды изложен с минимальными изменениями синтаксиса и пунктуации оригинала

(оригинал)

(КОЗСКАЯ ЛЕГЕНДА.)

Маркс - т.1
Источник: Журнал. Н. Маркс. Легенды Крыма. Выпуск 1. 1913 г. Факсимильное издание 1990 г.

Татары говорят: мир людей  —   точильное колесо, оно выгодно тому, кто умеет им править.

Фатимэ, жена Аблегани, варила, под развесистой орешиной, сладкий бетмес из виноградных выжимок и думала горькую думу.

Три года не прошло, как праздновали её той-дугун.

Первая красавица деревни, как персик, который начинает поспевать, она выходила замуж за первого богача в долине. Свадебный мугудек, обвитый дорогими тканями и шитыми золотом юзбезами, окружало более ста всадников. Горские скакуны, в шелковых лентах и цветных платках, обгоняли в джигитовке один другого. Думбало било целую неделю и чалгиджи не жалели своей груди.

Завидовали все Фатимэ, завидовала в особенности одна с черными глазами и сглазила ее. Как только вышла Фатимэ замуж, так и пришла болезнь.

Звали хорошего экима лечить, звали муллу читать  —  не помогло. Возили на святую гору в Карадаг, давали порошки от камня с могилы  —  хуже стало.

Высохла Фатимэ, стала похожа на сухую тарань.

Перестал любить ее Аблегани; сердится, что больная у него жена; говорит, как сдавит вино в тарапане, возьмет в дом другую жену.

  —   Отчего так, думала Фатимэ.  —  Отчего у греков, когда есть одна жена, нельзя взять другую; у татар  —  можно? Отчего у одних людей  —  один закон, у других  —   другой?

Плакала Фатимэ. Скоро привезут из сада последний виноград, скоро придет в дом другая с черными глазами. Ее ласкать будет Аблегани; она будет хозяйкой в доме; обидит, насмеется над бедной, больной Фатимэ, в чулан ее прогонит.

  —   Нет,  —  решила Фатимэ,  —  не будет того, лучше жить не буду, лучше в колодец брошусь. 

Решила и ночью убежала к колодцу, чтобы утопиться.

Нагнулась над водой и видит Азраила; погрозил ей Азраил пальцем, взмахнул крылами, как нежный голос коснулся её сердца, и унесся к небу, на юг.

Схватились старухи, что нет дома Фатимэ, бросились искать ее и нашли на земле у колодца; а в руках у нее было перо от крыла, белее лебединого.

Умирала Фатимэ, но успела сказать, что случилось с нею.

Собрались козские женщины, всю ночь говорили, спорили, ссорились, жалели Фатимэ, думали, что и с ними может то же случиться. И вот нашлась одна, дочь эфенди, которая знала письмо  —  ученой была.

  —   Скажи,  —  спрашивали ее,  —  где написано, чтобы когда жена больной, старой станет, муж брал новую в дом. Где написано?

  —   Захотели  —  написали,  —  отвечала дочь эфенди.  —  Мало ли чего можно написать.

  —   Вот ты знаешь письмо, напиши так, чтобы муж другую жену не брал, когда в доме есть одна.

  —   Кому написать?  —  возражала Зейнеп.  —  Падишаху? Посмеется только. У самого тысяча жен, даже больше.

Задумались женщины. Но нашлась, которая догадалась.

  —   Кто оставил Фатимэ перо? Ангел. Значить  —  пиши Пророку. Хорошо только пиши. Все будут согласны. Кто захочет, чтобы муж взял молодую хары, когда сама старой станешь. Пиши. Все руку дадим.

  —   А пошлем как?

  —   С птицей пошлем. Птица к небу летит. Письмо отнесет.

  —   Отцу нужно сказать,  —  говорила Зейнеп.

  —   Дура, Зейнеп. Отцу скажешь  —  все дело испортишь. Другое письмо напишет, напротив напишет.

Уговаривали женщины Зейнеп, обещали самую лучшую мараму подарить и уговорили.

Села на корточки Зейнеп, положила на колени бумагу и стала писать белым пером ангела письмо Магомету.

Долго писала, хорошо писала, все написала. Замолчали женщины, пока перо скрипело, только вздыхали по временам.

А когда кончили  —  перо улетело к небу догонять ангела.

Завязала Зейнеп бумагу золотой ниткой, привязала к хвосту белой сороки, которую поймали днем мальчишки, и пустила на волю.

Улетела птица. Стали ждать татарки, что будет. Друг другу обещали не говорить мужьям, что сделали, чтобы не засмеяли их.

Но одна не выдержала и рассказала мужу.

Смеялся муж; узнали другие, потешались над бабьей глупостью, дразнили женщин сорочьим хвостом. А старый козский мулла стал с тех пор плевать на женщин.

Стыдились женщины,  —  увидели, что Глупость сделали; старались не вспоминать о письме.

Но мужья не забывали и, когда сердились на жен, кричали:  —  Пиши письмо на хвосте сороки.

Выросла молодежь и тоже, за отцами, стыдила женщин. Смеялись и внуки и, смеясь, не заметили как не стало ни у кого двух жен, ни в Козах, ни в Отузах, ни в Тарактанге.

Может быть баранина дорогой стала; может быть самим мужчинам стыдно стало, может быть ответ пророка на письмо пришел.

Не знаю.


Пояснения к легенде

ПИСЬМО МАГОМЕТУ.

Легенду эту сообщил козский учитель Мемет-эфенди. П. И. Сумароков полагал, что д. Козы есть древняя Козия, быть может Гозия или Готия. П. Коппен хотел видеть в этом случае половецкое имя, дошедшее до нас в «Слове о полку Игореве». Кёз — означает впадину, лощину между двумя горами. Это одна из горных деревень, где сохранился во всей неприкосновенности древний уклад жизни, между прочим и свадебный той-дугун. Богатая свадьба — целое событие для жителей долины. Свадебный пир продолжается неделю и больше. Невесту везут на крытой коврами и разукрашенной мажаре (повозке) — мугудек, в сопровождении конных джигитов и всего населения деревни, при чем джигиты получают подарки, шитые золотом и шелками платки и полотенца — юзбезы. При свадебном кортеже идут музыканты — чалгиджи. Тарапан,  составленный из каменных плит ящик, в котором татары давят ногами вино. Тарань (Cyprinus Vimba) — рыба из породы карповых, популярное блюдо на юге. Лечение порошком от мрамора, взятого с христианской могилы, применяется при лихорадках, горячке и др. истощающих болезнях. На Карадаге быль, по преданию, похоронен святой человек, Кемал-бабай. Татары разсказывают, что за несколько дней до Смерти азиза, он сказал, чтобы его похоронили там, где упадет его палка. Брошенная им затем палка полетела на гору, упала у ручья, где и был похоронен азиз и куда теперь стекаются больные из разных местностей Крыма в надежде на исцеление. Многоженство допускается религией Магомета, у которого была двадцать одна жена. Однако, в ст. 3-м главы 4-ой Корана сказано: если боитесь быть несправедливыми, не женитесь более, как на трех или четырех женщинах; если все-таки убоитесь этого, то берите одну жену или невольницу. Ныне у крымских татар многоженство встречается лишь как исключение. Азраил — ангел смерти, один из двух, особенно чтимых из бесчисленного сонма ангелов. По доверию Аллаха он исторгает душу из человеческого тела.


Источник: Журнал. Н. Маркс. Легенды Крыма. Выпуск 1. 1913 г. Факсимильное издание 1990 г.

Author: slserg

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

один × один =